Вопросы авторского права в переписке между издательством «П. Юргенсон» и немецкими музыкальными издательствами (1905–1908 годы)

Роль Петра Ивановича Юргенсона (а впоследствии и его сына Бориса Юргенсона)1 в становлении российского авторского права на музыкальные произведения трудно переоценить. Московская фирма «П. Юргенсон» одна из первых в России стала сотрудничать с европейскими (в частности немецкими) издательствами и выходить на международную арену. Вопрос об охране авторских прав русских композиторов остро встал во многом в связи с востребованностью за границей сочинений Чайковского, издававшихся большей частью фирмой «П. Юргенсон» (см. [15]). Ее деятельность за рубежом была направлена на защиту прав русских авторов от перепечатки их произведений иностранными издательствами.

Обозначенный в названии статьи временно`й отрезок показателен. С одной стороны, на эти годы приходится подготовительный этап реформы авторского права на музыкальные произведения в России2, демонстрирующий перипетии решения вопросов этой отрасли права в издательской индустрии. С другой стороны, документы данного периода, отражающие названную проблематику (прежде всего корреспонденция музыкальных издательств), сохранились наиболее полно.

В 1886 году, как известно, было принято международное соглашение в сфере авторского права — Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений [3], направленная на защиту прав иностранных авторов. После этого началось законодательное урегулирование вопросов авторского права на музыкальные произведения между российской и немецкой сторонами. Россия, в отличие от Германии, не присоединилась к Бернской конвенции, поэтому российские издатели и композиторы зависели от западных партнеров в защите своих прав.

С 1899 года в Германии разрабатывался новый проект законодательства по авторскому праву, результатом чего стал Закон об авторском праве на произведения литературы и музыкального искусства 1901 года [19], пришедший на смену действовавшему тогда общеимперскому Закону об авторском праве на литературные произведения, изображения, музыкальные композиции и драматические произведения 1870 года [18]. В разработке проекта участвовала комиссия из представителей науки, искусства (писателей, дирижеров), а также издательского дела. Российскими юристами он оценивался как «образец законодательной техники и умелого сочетания покровительства интересам автора с охранением интересов общественного просвещения» [6, 311]. Принятый на его основе закон «пошел еще дальше проекта в деле обобщения правил, касающихся произведений всех родов» [6, 311]. Полный текст немецкого закона 1901 года (в переводе на русский язык) был опубликован в разделе «Обзор иностранного законодательства» российского «Журнала Министерства юстиции» [6].

Обратим внимание на отдельные параграфы этого закона, отразившиеся на правовых отношениях между российскими и немецкими издателями. Иностранным подданным оказывалась «защита тех произведений, которые изданы в пределах государства, если ранее того это произведение или перевод оного не издано за границей» (§ 55). Допускалась перепечатка небольших композиций «в сборниках, содержащих произведения нескольких композиторов и предназначенных для обучения в школах, за исключением, однако, музыкальных школ» (§ 21). При использовании чужого произведения должен был ясно указываться источник (§ 25). За невыполнение этого предписания назначался штраф до 150 марок (§ 44). Для процедуры внесения имени автора им самим или его правопреемниками в особые списки (§ 29) велся специальный реестр при Лейпцигской городской думе, которая делала соответствующие отметки, не проверяя полномочий просителя и правильности фактов, подлежащих фиксации (§ 56). Доступ к реестру предоставлялся всем желающим, отметки публиковались в «Биржевой газете германской книжной торговли» («Börsenblatt für den Deutschen Buchhandel», § 57).

По-видимому, процедура внесения имени правообладателя в особый реестр практиковалась и раньше. Об этом свидетельствует статья «К вопросу о российском авторском праве», опубликованная в лейпцигской газете «Музыкальная торговля и му­зыкальное обслуживание. Ведомости Союза немецких музыкальных торговцев в Лейп­циге» («Musikhandel und Musikpflege. Mittei­lungen des Vereins der deutschen Musika­lienhändler zu Leipzig»)3 в 1899 году. Она содержала любопытную информацию о добавлении музыкально-издательской фирмы П. Юргенсона в названный реестр4. В публикации цитировалась статья из газеты «Рижское обозрение» («Die Rigasche Rundschau»)5: «Музыкальный магазин “Юргенсон” в Москве открыл филиал в Лейпциге и зарегистрировал свою фирму в торговом реестре. Эта запись была сделана для защиты издательских прав; самостоятельную коммерческую дея­тельность в Лейпциге фирма “Юргенсон” не ведет; у нее нет ни собственного служебного помещения, ни сотрудников, фирма осуществляет лишь сдачу тиража <…> которая выполняется комиссионером главного магазина. Основной магазин в Москве продолжает перепечатку немецких изданий и в то же время добивается правовой защиты для своих изданий, выпущенных филиалом. Издания, изготовленные фирмой “Юргенсон” в Лейпциге, не могут охраняться в Германии, так как это представительство существует только для проформы, и торговые операции не совершаются непосредственно филиалом. Подтверждением данной точки зрения является изложение крайне важного юридического экспертного заключения советника юстиции доктора Рёнча [Röntsch] в Лейпциге, адвоката Союза (речь идет о Союзе немецких музыкальных торговцев в Лейпциге. — Я. Ф.): “С внесением фирмы в торговый реестр еще не основывается филиал, потому что компания является только ‘именем’, под которым ведется торговля <…>. Филиал торгового предприятия имеет место только там, где заключаются коммерческие сделки, причем не только второстепенные, поддерживающие или облегчающие заключение или осуществление значительных торговых операций, но принадлежащие к непосредственному делопроизводству главного предприятия” <…>» [21]6.

В 1905 году Борис Юргенсон предпринимает издание сборников, включающих сочинения иностранных авторов. Поскольку в Германии к тому моменту уже действовали Бернская конвенция и Закон об авторском праве 1901 года, по которым каждая перепечатка или заимствование музыкального материала должны были согласовываться с правообладателем, Юргенсон был вынужден запрашивать это согласие у своих зарубежных коллег. В конце июля — начале августа 1905 года он разослал письма в немецкие издательства — «Arthur P. Schmidt», «Breitkopf & Härtel», «A. Cranz», «O. Forberg», «F. Hofmeister», «F. Kistner», «C. F. Peters», «J. Rieter-Biedermann», «C. F. W. Siegel» (Лейпциг), «N. Simrock» (Берлин), «H. Litollf» (Брауншвейг), «J. André» (Оффенбах-на-Майне) — с просьбой разрешения на публикацию сочинений, авторское право на которые принадлежит им. Вскоре поступили ответы. Одни содержали краткое разрешение на издание, в других издатели соглашались с предложенными Юргенсоном условиями и выдвигали собственные требования, третьи отличались подробным изложением правовой стороны вопроса7.

Приведем примеры писем первого типа.

Письмо от издательства «H. Litollf», 15 августа 1905 года:

«В ответ на Ваше <…> письмо от 28 июля мы разрешаем перепечатку op. 212 № 4 и 12 Гурлитта8 <…> Том 2179 нашего собрания, а также op. 11 романс Леонхардта9 на предлагаемых Вами условиях и просим после завершения издания отправить авторский экземпляр10.

Насчет op. 172 Гурлитта (Miniaturen. 20 me­lodische Tonstücke für Pianoforte. Ми­ни­а­тюры. 20 пьес для фортепиано. — Я. Ф.) Вы должны связаться с Артуром П. Шмидтом, так как он является обладателем авторских прав*…

* Господин Шмидт на данный момент находится в Германии и при срочном запросе в Лейпциг (Rabensteinplatz 3) незамедлительно решит это дело»11.

Письмо от издательства «C. F. Peters», 24 июля 1905 года:

«Настоящим с благодарностью подтверждаю получение Вашего платежа <…> и обращаю внимание, что Брух ор. 26 (Макс Брух. Концерт № 1 g-moll для скрипки с оркестром. — Я. Ф.) включен в издание Peters, но является собственностью компании “C. F. W. Siegel’s Musikalienhandlung”, с которой Вы, если угодно, должны связаться по поводу этого произведения12.

Перепечатку Куранты Эллера13 op. 1 я охот­но разрешаю Вам с проставлением обычной резолюции и пересылкой авторского экземпляра, в то время как я отказываюсь от какого-
либо возмещения за это…»14

Подобные короткие письма приходили также от лейпцигских издательств «J. Rieter-Biedermann» (19 августа 1905 года)15, «Arthur P. Schmidt» (30 августа 1905 года)16. Среди документов есть и повторные лаконичные ответы издательств «H. Litollf» (31 августа 1905 года)17 и «C. F. Peters» (27 ноября 1905 года)18.

Ко второй группе относятся, например, письма лейпцигских издательств «A. Cranz» и «C. F. W. Siegel».

Письмо от издательства «A. Cranz», 22 ав­густа 1905 года:

«В связи с Вашим письмом от 28 июля [даю] согласие на включение <…> Сонатины A-dur op. 61 № 3 Эберхардта19 в собрание сочинений, но <…> при условии, что это произведение не будет вывезено за российские границы.

Вы пишете мне о Германии, и я предполагаю, что это исключает все другие страны мира»20.

Письмо от издательства «C. F. W. Siegel’s Musikalienhandlung (R. Linnemann)»21, 17 августа 1905 года:

«Я получил Ваше драгоценное письмо от 28 июля этого года и благодарю Вас за выказанную любезность немецким издателям. Я бы с готовностью согласился с Вашим предложением, но для упрощения расчетов я бы предложил заплатить четыре пфеннига за каждый лист из четырех страниц (тиражом 300 экземпляров каждый) <…>. При появлении первых 300 экземпляров это бы составляло авансом 12 марок за лист, соответственно три марки за каждую (даже если только начатую) страницу.

С моими дальнейшими условиями Вы уже согласились, я повторяю их только для порядка:

1. При перепечатке прямо говорится: “С разрешения оригинального издательского магазина “C. F. W. Siegel’s Musikalienhandlung (R. Linnemann)” в Лейпциге.

2. Вы обязуетесь не привозить в Герма­нию экземпляры для продажи.

3. Вы доставляете мне <…> авторский экземпляр бесплатно.

Надеюсь, Вы тоже согласны с первым из упомянутых пунктов»22.

К третьей группе писем относятся те, что касаются издания «Курса скрипичной игры» Г. Н. Дулова23, включающего произведения зарубежных композиторов24. Особого внимания среди них заслуживает подробное послание от фирмы «J. André» о передаче издательских прав фирме «П. Юргенсон» (из письма И. Андре от 19 августа 1905 года)25:

«Разрешение.

§ 1. Настоящим разрешаю музыкально-издательской фирме П. Юргенсон в Москве включить в <…> „Собрание скрипичных пьес в педагогических целях в шести ступенях”26, составленное профессором Г. Ду­ловым, сле­дующие четыре произведения:

1. Аляр, Д.27 op. 49 тетр. VII. № 10 „Прощание“

2. „ op. 49„ V. № 8 „Марш“

3. „ op. 49„ IX. № 14 „Скерцо“

4. „ op. 49„ IX. № 15 „Надежда“

§ 2. Фирма П. Юргенсон платит за это разрешение три пфеннига за каждый лист тиражом 300 экземпляров каждый раз при выпуске тиража.

§ 3. Произведения публикуются в соответствии с оригиналом.

§ 4. Разрешение для Франции я предоставить не могу, так как [для этой страны] не владею правом собственности; кроме того, фирма П. Юргенсон обязуется не доставлять экземпляры в Германию и Австро-Венгрию.

§ 5. Дальнейшая передача права разрешения не допускается.

§ 6. Внизу первой нотной страницы каж­дой из четырех пьес проставляется отметка о разрешении.

§ 7. Это при любых обстоятельствах представляет собой разрешение, но не уступку права.

§ 8. Разрешенное издание не должно налагать никаких ограничений на мое издание.

§ 9. <…> посылается один авторский экземпляр.

§ 10. Фирма „Johann André, Offenbach a/M.“ оставляет за собой право, в случае если это будет предусмотрено будущим договором между Россией и Германией, повысить пош­лину на разрешение за лист.

§ 11. Разрешение может быть использовано только с указанием имени автора и названия произведений.

§ 12. В случае необходимости гербовые сборы оплачиваются фирмой П. Юрген­сон»28.

Разрешения на включение произведений в сборник скрипичных пьес Дулова посылали также лейпцигские издательства «O. Forberg», «Breitkopf & Härtel», «F. Hofmeister», «Bosworth & Co.», берлинская фирма «N. Simrock». В письмах строго запрещалась доставка экземпляров в Германию (см. письма «Breitkopf & Härtel» от 14 августа 190529, «N. Simrock» от 15 августа 1905 года30, «F. Hofmeister» от 16 августа 1905 года31, «Bosworth & Co.» от 29 августа 1905 года32) и требовалось проставление в нотном сборнике отметки «с разрешения оригинального издателя»33 (см. указанные письма от «Breitkopf & Härtel», «N. Simrock», «Bosworth & Co.»). «Полный курс скрипичной игры» Дулова был выпущен Юргенсоном в 1905 году и, судя по его рекламе в российской периодике34, публиковался еще на протяжении нескольких лет (см. илл. 1, 2).

Илл. 1. Обложка издания «Полный курс скрипичной игры, заключающий в себе упражнения, этюды и пьесы, расположенные по степеням трудности, и составленный из произведений знаменитых скрипачей и композиторов преподавателем Московской консерватории кн. Г. Дуловым.
Отдел I. Упражнения и этюды»

 

Илл. 2. Обложка издания «Полный курс скрипичной игры, заключающий в себе упражнения, этюды и пьесы, расположенные по степеням трудности, и составленный из произведений знаменитых скрипачей и композиторов преподавателем Московской консерватории кн. Г. Дуловым.
Отдел II. Пьесы. Курс IV». 1910


Итак, издатели обсуждали в переписке ряд вопросов: указание цены за лист35 (от двух до четырех пфеннигов36, чаще — три); правомерность перепечатки нот только в пределах России37 и, соответственно, запрет ввоза в Германию и другие страны экземпляров для продажи; при перепечатке обозначение названия оригинального издательства и согласия этой фирмы-правообладателя (согласно § 25 действовавшего закона об авторском праве 1901 года); оговорку о доставке авторского экземпляра; обязательность сохранения оригинального авторского текста, имени автора и названия произведения.

Тем временем другие зарубежные издательства были обеспокоены, что перепечатка их произведений в России неправомерна и ее невозможно контролировать. Многочисленные просьбы урегулировать этот вопрос поступали от них в Биржевой союз немецких книготорговцев в Лейпциге («Börsenverein der Deutschen Buchhändler zu Leipzig»38)39. В конце 1908 года и на протяжении всего 1909 года в Германии обсуждались тема присоединения России к Бернской конвенции и проект российского закона об авторском праве40. В еженедельной газете «Биржевой листок немецкой книжной торговли» («Börsenblatt für den Deutschen Buchhandel») публиковалась информация о мерах по принятию нового закона (см. [14, 90, 93]). Так издательская практика повлияла на появление в России Закона об авторском праве 1911 года [13] с утверждением в нем тщательно разработанных норм охраны прав композиторов и музыкальных издателей41.

Запросы немецких музыкальных издателей на присоединение России к Бернской конвенции и/или заключение отдельного международного соглашения по авторскому праву между Германией и Россией воплотились в немецко-русской Конвенции об охране произведений литературы и искусства от 28 февраля 1913 года [22]. Конвенция состояла из 21 статьи, многие из которых регламентировали защиту авторского права в издательской деятельности. Право публикации фрагментов или частей произведений, предназначенных для научных целей, обучения или включения в хрестоматии, определялось законодательством страны, где появлялось предполагаемое издание (статья 7). Во всех случаях, когда заимствование музыкального материала разрешалось конвенцией, должен был указываться источник (статья 8). Это требование предусматривалось законодательствами обеих стран. Авторы музыкально-драматических произведений (как изданных, так и неизданных) пользовались защитой от публичного исполнения этих произведений в оригинале в течение срока действия авторского права на них, но при условии, что композитор указал на каждом экземпляре этот запрет на публичное исполнение (статьи 9, 10) и другие [22].

Таким образом, издательская практика, в которой назрела проблема авторского права, во многом способствовала утверждению соответствующего законодательства и совершенствованию института авторского права в целом. Свидетельством этому служат правовые отношения между немецкими и российскими музыкальными издательствами, возникшие во второй половине XIX века и получившие практическое применение в 1900-х годах.

 

Литература

  1. Александровский Ю. В. Авторское право. Закон 20 марта 1911 г. Исторический очерк, законодательные мотивы и разъяснения. СПб.: Товарищество по изданию новых законов, типография акционерного общества «Слово», 1911. 180 с.
  2. Беляцкин С. А. Новое авторское право в его основных принципах. СПб.: Издание юридического книжного склада «Право», типография Л. В. Гутмана, 1912. 151 с.
  3. Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 г. // Бюллетень международных договоров. 2003. № 9. С. 3–34.
  4. Бессель В. В. По поводу проекта статей по авторскому праву. СПб.: Типография Э. Арнгольда, 1900. 20 с.
  5. Б. Т. [Тюняев Б. Д.] Новый закон об авторском праве 15 марта 1911 г. // Русская музыкальная газета. 1911. № 32–33 (7–14 августа). Стб. 635–640; № 34–35 (21–28 августа). Стб. 665–670.
  6. Германский закон 19 июня 1901 года об авторском праве на музыкальные и литературные произведения // Журнал Министерства юстиции. Год восьмой. № 3. Март — № 4. Апрель. СПб.: Сенатская Типография, 1902. С. 311–322.
  7. Держановский В. В. Новый закон об авторском праве // Музыка. 1911. № 18 (2 апреля). С. 404–406; № 25 (25 мая). С. 551–553.
  8. Канторович Я. А. Авторское право на литературные, музыкальные, художественные и фотографические произведения. Петроград: Тип. АО б. «Брокгауз-Ефрон», 1916. 803 с.
  9. Коптев Д. А. Закон об авторском праве с изложением рассуждений и матерьялов на коих он основан. СПб.: Издание Юридического книжного магазина Н. К. Мартынова, 1911. 434 с.
  10. Нива. Иллюстрированный журнал литературы, политики и современной жизни. 1909. № 24 (13 июня). С. 1.
  11. Нива. Иллюстрированный журнал литературы, политики и современной жизни. 1909. № 28 (11 июля). С. 1.
  12. Нива. Иллюстрированный журнал литературы, политики и современной жизни. 1910. № 31 (31 июля). С. 1.
  13. Об авторском праве. Закон от 20 марта 1911 г. // Полное собрание законов Российской Империи. 1881–1913. Том 31 (1911). Закон 34935. С. 194–202. Электронный фонд Российской Национальной Библиотеки. URL: http://nlr.ru (дата обращения: 27.09.2019).
  14. Ферран Я. А. Формирование социального статуса профессии «композитор» в дореволюционной России. Дисс. … канд. искусствоведения. М.: Гос. институт искусствознания, 2020. 192 с.
  15. Чайковский П. И. Переписка с П. И. Юр­генсоном. В 2 томах. Том 2: 1886–1893 гг. / сост., общ. ред. П. Е. Вайдман. 1-е изд. М.: П. Юргенсон, 2013. 664 с.
  16. Юргенсон Б. П. К проекту законоположений об авторском праве на музыкальные произведения, составленному Главной Дирекцией Императорского Русского Музыкального Об­щества. М.: П. Юргенсон, 1898.
  17. Юферов С. ВМузыкальная собственность в проекте гражданского уложения // Журнал Министерства юстиции. СПб. 1904. № 8 (октябрь). С. 157–198; № 9 (ноябрь). С. 151–194.
  18. Das Gesetz, betreffend das Urheberrecht an Schriftwerken, Abbildungen, musikalischen Kom­positionen und dramatischen Werken. Vom 11. Juni 1870 // Bundesgesetzblatt des Norddeutschen Bundes. 1870, No. 19. S. 339–353.
  19. Das Gesetz, betreffend das Urheberrecht an Werken der Literatur und der Tonkunst. Vom 19. Juni 1901 // Deutsches Reichsgesetzblatt. 1901, No. 27. S. 227–239.
  20. Steiner, Harald Das Autorenhonorar: seine Ent­wicklungsgeschichte vom 17. bis 19. Jahrhundert. Wiesbaden: Harrassowitz, 1998. 392 S.
  21. Zur Frage des russischen Urheberrechts // Musik­handel und Musikpflege. Mitteilungen des Vereins der deutschen Musikalienhändler zu Leipzig. I. Jahrgang. No. 24. Verlag des Vereins der deutschen Musikalienhändler zu Leipzig. 11. März 1899. S. 218.
  22. Übereinkunft zwischen Deutschland und Russ­land zum Schutze von Werken der Literatur und Kunst vom 28./15. Februar 1913. Berlin: Heymann, 1913. 44 S.

Иллюстрации: Российская государственная библиотека / ozon.ru/context/detail/id/23082140

Комментировать

Осталось 5000 символов
Личный кабинет